мама!

5/10

Даррен, ты пьян, иди домой


Он и Она живут в прекрасном доме, восстановленном Ею собственноручно после сильного пожара. Он — поэт, давно потерявший вдохновение, Она — его муза, выбивающаяся из сил в попытке пробудить в нем былой огонь. Их покою никто не мешает — ровно до того дня, как на их пороге не оказывается некий мужчина, по ошибке попавший в их края: вскоре выясняется, что он — большой фанат Поэта, и за ним следом начинают пребывать люди: и если Поэт находит их общество вдохновляющим и приятным, то Ей явно не нравится, как они уродуют ее дом.
мама! Кадр из фильма
Что сказать: «мама!» в свое время наделала шуму — сперва получив волну негодования от критиков на одном из фестивалей, а после неожиданно став хитом среди зрителей, охотно разгадывавших «глубокий замысел» постановщика, разглядывающих полотно со взглядом умудренного опытом знатока и расхваливающих глубокие образы и умные метафоры. Впрочем, добрая половина зрителей при этом осталась в полном недоумении — настолько, что Аронофски пришлось объяснять свой замысел и разжевывать и без того очевидные образы.

По правде говоря, поначалу «мама!» еще пыталась интриговать: ровно до появления Адама с удаленным ребром и его развратной Евы в исполнении бессовестно крадущей все внимание зрителя Мишель Пфайффер — образы еще заставляли задавать вопросы, персонажи завораживали, и за их едва успевшей выстроиться химией (здесь она еще ощущалась) было действительно любопытно наблюдать — но лишь первые несколько минут, пока Аронофски не решил, что зритель пресытился умной подачей экспозиции и не решил вывалить на него краткое содержание Библии для умственно отсталых.

мама! Кадр из фильма

И проблема ведь не сколько в том, что местная подача библейских историй, известных еще со школьной скамьи даже тем, кто провел 11 лет на строгой диете из клея и кофеина, уныла и топорна, словно за рулем оказался Томми Вайсо, решивший переснять «Комнату». И не в том даже, что Аронофски опять снимает очередной «Фонтан», который, кажется, должен был показать пожилому любителю юных актрис, как нельзя ставить драматические ленты с «глубинным подтекстом».

Главная проблема «мамы!» — в ее претенциозности: Аронофски на полном серьезе считает, что создает картину с тройным дном, стараясь выдать практически интимную историю трагедии Поэта и Бога (естественно, примеряя на себя личину того самого творца), но вместо этого создавая что-то схожее с «Девушкой из воды» от режиссера-которого-нельзя-называть. «мама!» на деле пуста и бессмысленна, неизобретательна и невообразимо уныла — настолько, что за два часа экранного времени из метафор (а фильм и подается в качестве салата из иносказаний при отсутствии сюжета) запоминается только жалкая парочка, а все экранное время уходит мечущейся с плаксивым лицом Лоуренс, которая совсем не тянет на безгранично любящую Музу и Мать, но скорее на печальную школьницу, обожающую отыскивать глубинный смысл в больных фантазиях не слишком талантливого ремесленника.



MovieBear © 2016